ХАРЬКОВ

Страховая медицина — это совсем не страшно,

Страховая медицина — это совсем не страшно,

0

убеждают украинских медиков их европейские коллеги

Недавно в Киеве состоялся семинар «Медицинское страхование — опыт Европейского Союза».

Об опыте страховой медицины в своих странах рассказали эксперты Евросоюза, специалисты из Эстонии, Польши, Чехии, Германии. А представители Украины порассуждали на тему, как бы это могло быть у нас и почему до сих пор не получается.

Качеством, доступностью, а главное, стоимостью медицинского обслуживания граждане Украины недовольны уже давно. Собственно говоря, это именно тот случай, когда не только низы не хотят, но и верхи в лице парламента и Кабинета министров понимают, что дальше так нельзя. Нужно что-то менять.

Мысль весьма здравая, но, к сожалению, это единственное, с чем согласны все заинтересованные лица и организации. В остальном — взгляды расходятся.

Немного о деньгах

По мнению многих (и очень многих) медицинских работников, всему виной плохое финансирование здравоохранения. О чем, дескать, говорить, если выделяемых из бюджета денег едва хватает на треть (половину, две трети — разные источники приводят разное соотношение) нужд. Разнобой в оценке отнюдь не случаен, ибо дефицит бюджетных средств — понятие очень неоднозначное. Сколько вообще денег медицине нужно для того, чтобы она была, как записано в Конституции Украины, бесплатной и общедоступной, толком подсчитать не может никто, слишком много факторов — и объективных и субъективных — пришлось бы учитывать. Однозначно экономисты говорят только о том, что цифра эта была бы очень велика и для украинского бюджета неподъемна.

Есть и мнение резко противоположное. Денег, мол, и впрямь не хватает, но нынешней системе здравоохранения, сколько ни дай, все будет мало. Как ни крути, но за последних три года финансировать медицину стали больше раза в три, качество же и доступность ее увеличились далеко не адекватно. Этому, конечно же, находится объяснение — слишком много «дырок» здесь образовалось, сразу все не залатаешь. Да ведь объяснение можно найти всему на свете. К тому же, говоря о дефиците средств, управленцы от здравоохранения, как правило, слегка лукавят. Денег в лечебные учреждения приходит куда больше, нежели декларируется официально. По подсчетам независимых экспертов (держитесь за стулья), бюджетным финансированием обеспечивается и впрямь только около трети расходов системы здравоохранения. Остальные две трети пациенты платят из своего кармана: легально, полулегально или совсем нелегально. Сюда входят и созданные повсеместно благотворительные фонды, взносы в которые стали обязательным условием посещения пациентом поликлиники (причем какой-либо общественный контроль за расходом этих средств попросту невозможен), и хозрасчет в медицинских учреждениях, и деньги, переходящие из рук пациента прямо в карман белого халата. Если же учесть, что львиная доля бюджетного финансирования расходуется не на само лечение больных, а на поддержку существования медицинских учреждений — зарплату персонала, оплату коммунальных услуг, ремонт зданий и т. п., то становится ясно — соотношение отнюдь не в нашу (то есть пациентов) пользу.

Тем не менее, без «соучастия населения» (есть такой медико-экономический термин) и впрямь не обойтись. По подсчетам экспертов, дабы система здравоохранения функционировала и не развалилась окончательно, на нее нужно тратить не менее 6 — 7 проц. стоимости внутреннего валового продукта. Наше совместное финансирование медицины (треть — госбюджет, две трети — граждане) и составляет примерно такую сумму. Если же наше «соучастие» исключить, отечественной медицины как таковой нам и вовсе не видать.

Свое мнение по этому поводу у пациентов. Их раздражает не только, а, возможно, и не столько дороговизна всего, что связано с медицинским обслуживанием, но абсолютная непрозрачность этих расходов.

Эта старая, старая песня…

С проблемой реформирования медицины столкнулись все государства постсоветского пространства.

Но если в других странах понимание привело к решительным действиям (в России, к примеру, закон о страховой медицине приняли более 10 лет назад и он успешно работает; в Эстонии реформирование медицины началось сразу после обретения государством независимости; уже в этом году медицинское страхование ввела у себя Молдавия), то в Украине проблему, что называется, заговорили. Продекларированные в нашем государстве реформы в здравоохранении свелись к некоторому уменьшению коек в стационарах, созданию кое-где больничных касс и тех самых благотворительных фондов.

Законопроект о страховой медицине не первый год то обсуждается в парламенте, то вновь откладывается на неопределенное время. Даже тот самый злополучный перечень медицинских услуг, который государственные медучреждения обязаны оказывать гражданам бесплатно (с тем, что все остальное будет платным) — Кабинет министров никак не предъявит медицине и народу. Кстати, по мнению экспертов Евросоюза, в таком виде этот перечень невозможно составить в принципе. Подходить к проблеме необходимо с другой стороны: вычленять из общего списка не то, что должно быть бесплатным, но то, что может и должно быть платным. Причем, размер оплаты должен быть разным для разных категорий услуг и зависеть от востребованности услуги, важности ее для жизни человека и т. д. Но это уже несколько другая история.

Как это делают

в Европе…

Но вернемся непосредственно к семинару. Перед его участниками выступили эстонка Марис Йессе, немец Борис Велтер, поляки Анджей Рис и Кристина Чарнецька, чех Йири Немец. Практически все они утверждали, что при реформировании здравоохранения дров в их странах было наломано немало. Но в конце концов результат был достигнут везде: пациентов в большей или меньшей степени устраивает уровень медицинского обслуживания, а медиков (тоже кого больше, кого меньше) — уровень оплаты.

При всех отличиях систем здравоохранения в разных странах их можно свести к двум типам. Первый — когда медицина финансируется из уплачиваемых гражданами налогов, но распределителем финансов является государство. Оно содержит инфраструктуру, платит зарплату медикам и жестко контролирует всю систему. Собственно, это прекрасно знакомая нам «модель Семашко», функционировавшая в Советском Союзе и в значительной степени сохранившаяся в Украине. По общему мнению «евроэкспертов», система эта была неплоха для своего времени и для определенной организации государства и общества. Это время и эта организация ушли. В Украине же, с ее меньшими, нежели в СССР, возможностями, эта система не работает. Более того, она потеряла самое важное свое свойство — доступность для каждого. Если ситуацию, то есть систему, не изменить, Украину ждут плохие времена. Процесс депопуляции (то есть уменьшения количества населения, ухудшения состояния его здоровья и пр.) продолжается и остановить его можно только весьма радикальными мерами.

Второй тип системы здравоохранения, принятый с большими или меньшими вариациями в развитых странах мира, — модель Бисмарка. Здесь медицина финансируется главным образом за счет страховых фондов, которые пополняются страховыми взносами самих граждан, их работодателей и, зачастую, в очень незначительной степени за счет государства, которое может оплачивать страховку незащищенных категорий населения — детей, престарелых граждан и т. д. А может и не оплачивать — где как принято. При этом, как правило, обязательным государственным медицинским страхованием охвачено либо все население, как в большинстве стран Европы, либо какая-то его часть. В США, например, медицинскую страховку имеют около 45 процентов граждан. Сами страховые фонды могут быть как отдельными и самостоятельными, так и с централизованным управлением. В большинстве стран принят последний вариант. Вот в Польше попробовали и то и это, но пришли все же к централизации. Параллельно с обязательным социальным страхованием могут существовать и негосударственные фонды. В целом конституция Евросоюза (существующая пока только в проекте) провозглашает единственный принцип: общедоступность медицины. То есть медицинскими услугами может пользоваться каждый гражданин, но в зависимости от условий и традиций страны. Единой же системы здравоохранения Европарламент никому не навязывает.

300 евро —

это не 400 гривен

Понятно, что уровень здравоохранения страны в значительной степени зависит от благосостояния самого государства и его граждан. 5 тыс. евро — стоимость приходящейся на каждого эстонца доли внутреннего валового продукта, произведенного в прошлом году, — цифра для нас заоблачная. На медицинское обслуживание одного эстонца тратится примерно 300 евро в год. Для сравнения — бюджетное финансирование медицинских услуг на человека в год в Харьковской области составляет 130 — 140 грн. Если исходить из приведенного в начале заметок соотношения (одну треть платит государство, две трети мы из своего кармана), то еще 260 — 280 грн. в год тратит на свое лечение сам человек.

Приблизительно 67 проц. бюджета здравоохранения этого маленького (1 млн. 370 тыс. человек — чуть поменьше Харькова) государства составляют средства, собранные страховыми фондами. Около 7 проц. — доля государственного финансирования, 2 проц. привносят местные бюджеты. И около 20 проц. доплачивают граждане за пользование услугами, не входящими в обязательный ассортимент медицинской страховки. При этом медицинские учреждения являются в значительной степени финансово автономными, а зарплата врача в значительной степени зависит от количества пациентов, вверяющих ему свое здоровье.

Система здравоохранения и медицинского страхования в Германии, по словам Бориса Велтера, весьма достопочтенна по возрасту (ей более века), очень сложна и далеко не каждому понятна. Но понимать и не обязательно. Важно то, что застрахован каждый гражданин страны, страховые взносы достаточно посильны, и необходимая медицинская помощь доступна каждому вне зависимости от степени его состоятельности.

Ситуация в польской медицине некоторое время была сродни той, что наблюдается в Украине. Как едко заметил Анджей Рис, Польша 9 лет обсуждала реформы в медицине и только в 1999 году принялась что-то делать. Хотя, конечно же, эксперт несколько гиперболизировал медлительность польских реформ. Закон о медицинских учреждениях, опиравшийся на принятые ранее законы об экономической деятельности и о местном самоуправлении, вошел в силу еще в 1991-м. Этим законом была ликвидирована государственная монополия в сфере здравоохранения. Впоследствии еще одним законом частным медицинским учреждениям разрешили заключать контракты с правительством. Но самым «революционным» и для медиков, и для пациентов все же стал закон о государственном медицинском страховании. В соответствии с законом каждый трудоспособный гражданин платит в страховой фонд 7,5 проц. от налогооблагаемого дохода. За лиц нетрудоспособных взносы платит государство. Упомяну еще одну врезавшуюся в память деталь. На вопрос корреспондента: кто платит за медицинские услуги (к примеру, кардиологические операции), жизненно важные для пациента, но очень дорогие и не покрывающиеся его медицинской страховкой? — представители медицины из разных стран ответили одинаково: тем или иным способом платит государство.

Реформы нужно начинать с «реформ в головах»

Перечислять особенности систем страхования в разных странах можно долго.

У каждой из них есть свои положительные стороны и свои недостатки. Скопировать ни одну из них Украина, очевидно, не сможет, потому хотя бы, что мы существенно беднее развитых (да и не очень развитых по европейским меркам) соседей. Но дело не только и не столько в этом. По словам того же Анджея Риса, в Польше экономические реформы пришлось начинать с «реформ в головах». Нам менять менталитет будет еще тяжелее, чем полякам. Размышляя о судьбах здравоохранения в Украине, наш соотечественник, медик с многолетним стажем — и как практикующий врач, и как управленец — заметил, что наиболее яро противиться любым нововведениям в отрасли здравоохранения будут, очевидно, сами медики, негласным лозунгом которых станет: «Делайте, что хотите, но только чтобы было так, как было до сих пор».

Вторая категория населения, которая воспринимает нововведения в медицине без радости, — это пациенты, особенно пожилые люди. И их логику можно понять — много лет их труд оплачивался очень дешево именно потому (как объясняли партийно-государственные идеологи), что взамен государство всем гарантировало бесплатные социальные блага (лечение, образование и т. д.). Теперь эти блага как бы отнимают и расставаться с мифом о бесплатной государственной медицине очень тяжело. Хотя, конечно же, любое цивилизованное государство заботится о своих стариках. Будем надеяться, в скором времени станет это делать должным образом и Украина, но пока у нашего государства получается плохо.

Вместо эпилога

Как водится, семинар завершился принятием итогового заявления, в котором участники высказали намерения: принять меры к тому, чтобы ускорить принятие закона об обязательном государственном социальном медицинском страховании, а также нормативных актов, позволяющих предоставить лечебным учреждениям определенную финансовую автономию. И вообще, ускорить процесс принятия решений по реформированию системы здравоохранения.

Добро бы эти пожелания были реализованы побыстрее. А то ведь и впрямь процесс депопуляции станет необратимым.

12883
комментарии powered by Disqus

Останні новини

18:34

В Харькове ребенок ушел из дома из-за замечания в дневнике

18:10

Под Харьковом молодежь забила до смерти пенсионера

17:34

В ДТП с мусоровозом и Mercedes пострадали три человека

16:42

Куда сходить на выходных в Харькове

16:02

В Харьковской области финансовую помощь к 5 мая получат больше 79 тысяч человек

Погода
Погода в Харькове

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus