ХАРЬКОВ

ЗДЕСЬ ВАМ ЧИКАГО!

0

В пору очередного бума, когда на одной шестой части суши рухнула империя, похоронившая под обломками многое, начиная от вкладов и заканчивая иллюзиями, с Востока на Новый Свет обрушился очередной людской поток. Какую бы новоиспеченную и независимую не покидали выходцы из бывшего СССР, что бы ни вещала пятая графа паспорта гражданина (общепримиряюще упраздненная в украинском паспорте), в Штатах евреев, узбеков, украинцев и даже прибалтов называют русскими. Чикаго — город компактного проживания бывших харьковчан. Пригороды Баффоло Гров, Нортбрук стали почти харьковскими (по составу). С магазинами, кафе, ресторанами с романтическими названиями «Эрмитаж» и «Живаго». Ассимилируясь в Новый Свет и ретушируя менталитет, они пытаются сберечь неизведанную русскую душу. Им помогают в этом Григорий Дикштейн, Фаина Кравченко, Любовь Мережко и другие люди, известные тем, кто читает нашу газету, когда-то читал «Вечерку» или пел бардовские песни на Эсхаре

Физики и лирики

В Чикагских русских магазинах предлагают газеты на русском и украинском языках. Бесплатно. Главный редактор газеты «Реклама» Любовь Мережко и редактор уик-эндовского «Чикаго-ревью» Фаина Кравченко — харьковчанки. В Новом Свете они почти 12 лет. Срок достаточный, чтобы сделать небезынтересные выводы: «Хорошо тем, кто прекрасно понимает, что тебя не везде встречают с распростертыми объятиями, тем более на руководящей работе, — говорит Фаина. — Большинству свойственно считать себя умнее американцев. А здесь никому нет дела до твоего диплома. И не каждому суждено стать врачом или адвокатом. Случается, что работает таксист день и ночь, покупает небольшой ресторанчик, расширяет дело. Многие русские начинают строить дома, создают строительные компании, процветают, застраивают районы у Мичигана, где живут миллионеры».

Издания, в которых работают журналистки, выпестованные «Вечерним Харьковом» и «Театральным Харьковом» (редакция последнего располагалась в здании Дома актеров), публикуют не только рекламу, но и репортажи из жизни русскоязычной общины в Чикаго. В дискуссионном клубе обсуждают международное положение, экономику покинутых держав, историю еврейства и украинской незалежности и делают глубокомысленные выводы. Читатели «Рекламы» и «Чикаго-ревью» следят за городами и весями, которые не без слез и сожалений покидали 10-20 лет назад. Классику советскую штудируют, которую мы оставили под слоем пыли. Нашим землячкам-журналисткам повезло: они нашли свою нишу, а еще больше тем, что любимая работа — это фулл-тайм (постоянная и нормально оплачиваемая). Но сколько в том Чикаго русскоязычных изданий! На всех гуманитариев не напастись!

Гораздо проще пролетариям. Даже коневоды могут быть уверены, что рано или поздно найдут работу по душе и карману. Например, крутить хвосты в соседнем фермерском штате Висконсен. Словом там, где поймут без языка.

Технари (многие из которых ныне перешли в простые рабочие) тоже могут на кое-что рассчитывать. Если здесь наше гордое слово «инженер» вызывает чувство глубокого сожаления, то там приносит 5-60 тыс. в год.

Хуже всего приходится гуманитариям. Никому в принципе не интересен опыт, добытый в Харькове или где-нибудь в Чугуеве. Лишь тот фундамент обещает быть прочным, который закладывается с первых шагов.

Жительница Змиева Вера Орлова выехала в Штаты по Грин-карте. С относительно неплохим английским она не без помощи земляков устроилась экономкой в американскую семью. Через пару лет собрала приличную сумму, обзавелась жильем. Вспомнила студенческие годы, получила диплом престижного колледжа. Сегодня она — менеджер в крупной компании и создает собственную методику преподавания английского.

Вы слыхали, как поют...

Нет, не дрозды полевые, а любители попеть под семиструнную. Когда достиг благ материальных, начинает вопить душа и ведет в лес. Нынешним летом в Кэттл Морэйн «слетались» из четырех штатов: Висконсина, Иллинойса, Индианы, Калифорнии. Массовый творческий порыв «русских» ошеломил даже рейнджеров, которые запрещают шуметь в лесах после 23-х часов, дабы не тревожить диких животных. Соло Леонида Тверского, Александра Авербуха, Дмитрия Гальперина, которое оттеняла каратистка родом из Харькова Лия Чернякова. Им вторили участники слета, занявшие палатками семь полян. Костры пылали всю ночь. По словам песенного человека из Сан-Диего Бориса Гольштейна, приверженца идеи создания некоего Всеамериканского братства бардовской песни, подобными слетами охвачена вся территория Америки. Кому песни попеть и послушать, кому по-русски откушать, а кому разбавить комфортный быт экзотикой палаточного городка.

Поклонник творчества Булата Окуджавы, харьковский бард Григорий Дикштейн с завидной для своих бывших соотечественников регулярностью собирает земляков на вечера памяти кумира. Как любили Булата харьковчане в году 80-м, рассказывал сам Дикштейн: «Небольшое объявление у входа в Центральный лекторий возымело огромное действие. Через день стало ясно, что зал Центрального лектория на 300 мест лопнет от наплыва желающих. Сняли зал ДК тракторостроителей на 1500 мест, и начались звонки из высоких инстанций с просьбами зарезервировать билетик, а то и десяток: «Слышишь, Есинов (на тот момент директор Центрального лектория — прим. ред.), там у тебя поет какая-то Окуджава, оставь-ка четыре билетика». Вот такая в обкоме культура была...» Дикштейн рассказывал, как был приглашен к поэту в номер и «...ровно в десять я стоял в холле «Интуриста» — дальше бдительная охрана не пустила. Возмущенный Булат обратился к администратору: «Тараканы у вас по постели без паспортов ходят, а человеку без документа зайти в гости невозможно». От сих мемуаров у зрителей укрепляется уверенность в своевременности ПМЖ. Для большинства время на родине остановилось. Они уверены, что по сей день у нас царствует дефицит, а в пустых магазинах хамят грудастые тетки. Мы и то забыли, а они чего-то волнуются!

Хлеб их насущный

Желающих покинуть первую столицу остается немало. Оставляют квартиры и дачи, руководящие должности и престижную работу. На первых порах заселяют вонючие, как сами называют, цветные кварталы на Диване, развозят пиццу, выносят утки из-под престарелых и инвалидов, моют клозеты. Дома и автомобили, колледжи и университеты будут потом. Если хватит выдержки и терпения. Зато моральный ущерб пытаются компенсировать фантазиями (встречаются иногда намеки на правду). Харьковчанка Ольга взахлеб рассказывала о системе воспитания в детском интернате, пока не выяснилось, что она всего лишь мыла там полы. Кто был простым инженером, взял за обыкновение представляться в Америке бывшим главными инженером, врач — главврачом, более чем скромный педагог — директором школы.

Существует нечто, заставляющее человека вступать на стезю, о которой прежде никогда не помышлял. Это кое-что называется отчаянием. Если наш трудящийся перебивается с хлеба на квас, то тамошней зарплаты ему хватит на будни и праздники. За сим и устремляются, преодолевая «железный занавес», отлитый уже Соединенными Штатами Америки. Потому как уже захлебываются в потоке нелегалов, отказывающихся класть головы на плаху чудищу, сотворенному современными Франкенштейнами из былого «совка» и дикого капитализма. Насытились и мозгами, и мускулистыми руками. Даром «не нать» даже программистов, бум на которых происходил в конце 90-х, когда в ожидании конца света переделывали компьютерные программы. Выпускник ХИРЕ Сергей считает, что ему просто повезло, когда он по рабочей визе 4 года назад оставил работу в неплохой, но нестабильной фирме. Тогда это удовольствие ничего не стоило: переезд тоже за счет фирмы. Теперь за рабочую визу следует отвалить до 5 тыс. зеленых: адвокату за оформление документов, фирме — за рабочее место. Плюс билеты и первоначальное обустройство. Интернет шагает по планете семимильными шагами, так что можно работать на заокеанскую компанию, сидючи где-нибудь в Индии. Так создаются оффшорные зоны, дабы на зарплате тружеников экономить корпоративные средства. Это называется глобализацией. Может, и мы туда попадем, не надо будет светлым умам утекать. Одна беда: что ни дай, все, как в прорву. Потому что все равно украдут.

Попавшим в Штаты людям солидного возраста переучиваться неохота, к тому же никакой гарантии трудоустройства. Мучает борьба с желанием вернуться. Инна, американская няня, но с бриллиантами в ушах мечтает выпроводить мужа-инжнера на пенсию (под 2 тыс. дол.), и переехать в родной Харьков. Зарабатывать пенсию легче там, здесь — тратить. Ностальгия — чувство мучительное. «Работаем на одни биллы (счета), медицина немыслимо дорогая, но главное — ничем ни с кем не поделиться, — заложат. Это страна павликов морозовых. Нельзя верить ни врагам, ни знакомым, ни соседям, ни друзьям». Оттуда наша жизнь видится простой, мы открыты к общению, на которое времени не хватает из-за 2-3-х работ, огородов и прочих способов выживания. в тему:

Молодые и энергичные желаемого благополучия добиваются. Для терпеливых и упорных благоденствие наступает через 6-7 лет в среднем (как известно, для нашего иссушенного реформаторскими суховеями чернозема, возраст младенческий). В отличие от избалованных системой кредитов новых соотечественников еще в Союзе уразумели нужную, важную и нежданно пригодившуюся науку: жить по средствам. Любому мистеру и миссис эмигранты могли дать фору по части сведения семейного дебета с кредитом. Как итог — в крупнейшем городе штата Иллинойс Чикаго весомо присутствует «русский» бизнес: рестораны (в одном из оных, ныне благополучно снесенном, снимался фильм «Брат-2»), магазины, врачебные кабинеты и адвокатские конторы. В «русском» продуктовом магазине с продавщицей-полькой спокойно общаюсь на русском, а мексиканец-кассир говорит: «Спасибо за покупку» и «Добро пожаловать». Шеф пожарного департамента Мортон Гров с гордостью вещал: «Я знаю Украину, мой брат учился в Москве». Их познания в географии желают лучшего, но кто из нас знает столицы стран третьего мира?

Но и наши могут американцев кой-чему научить. Измученных отнюдь не нарзаном, но цельным молоком американцев приучили потреблять кефир. Понятно, чего стоила раскрутка, если молоко от местных буренок не киснет по определению. Чуть ли не из-под вымени его разбавляют консервантами. Одним словом, кефирный бизнес в Чикаго полностью наш. Их сложно удивить автомобилями (разве что «Хаммер» за 80 тыс.) или домами (от 200 тыс. до 1,5 миллионов в Чикагских предместьях). Зато приехавших на побывку, едва вышедших из аэропорта Борисполь, шокирует изобилие крутых джипов и цен в ресторанах. «Жареный поросенок — триста долларов!» Умеем жить, правда, не все. Не нам опровергать извечную истину: кому-то щи жидковаты, кому-то жемчуг мелковат.

Пока не создан средний класс, пока предпринимателей душат налогами, пока уголовный стаж чуть ли не профессионально востребован, а молодые инженеры с высшим и фундаментальнейшим в мире образованием торгуют на базарах и охраняют супермаркеты, не зарастет тропа народная на Запад, как бы там ни было трудно

Новости партнеров

Loading...

Новости Trembita.info

Последние новости

17:26

В Харькове снимут документальный фильм об АТО

16:57

Пятерых нелегалов сняли с поезда

16:30

Приговор суда по резонансному ДТП

15:57

Чем сегодня закончился суд над Кернесом

15:27

Харьковчанка - обладательница бронзовых наград Чемпионата Европы

Архив

kharkov.comments.ua

block2

kharkov.comments.ua
Загрузка...

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

   © «Комментарии:», 2014

Система Orphus