ХАРЬКОВ

СПРЯЧЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ!

0

— Смотри, сколько нищих развелось, уже третий просит денег...

— Да, довели страну...

— Причем тут страна, знаешь, сколько денег за один день можно так заработать?

— Ну, гривень 10...

— Дурак, не меньше 200, если, конечно, «работать» честно! Я это точно знаю, у меня двоюродный братец в этом крутится...

Разговор, подслушанный автором статьи 25 августа, в 9 часов утра на перегоне «Маршала Жукова» — «Московский проспект».

Переполненный вагон метрополитена, лето, жара. Станция «Советской Армии»... Двери закрываются... Следующая станция...» Пока громкоговоритель занудно выдавал всем известную информацию, в вагоне повеяло чудесным ароматом, навевающем воспоминания о нагретом солнцем деревенском туалете.

Как только увлекательная повесть о том, какая станция будет следующей, закончилась, в вагоне прозвучала еще одна не менее интересная история: «Уважаемые пассажиры, у меня маленький ребенок и нет никой возможности... Помогите ради Господа Иисуса Христа...» Печально, слов нет, да только слышу я об этом «отсутствии всякой возможности» уже раз в сотый за последних три месяца. Хоть бы «пластинку» сменила... В конце концов, сугубо в целях эксперимента решаю проследить за женщиной, у которой «отсутствует возможность»... Хотя бы для того, чтобы понять о какой «возможности» идет речь... А то люди деньги дают, а на что они идут, совершенно непонятно.

Довольно долго пришлось «крутиться», переходя из поезда в поезд и выслушивать одну и ту же заунывную речь. Так прошло часов пять. Если честно, я стал уже уставать, но у «несчастной» женщины, которая выпрашивала мелочь у пассажиров харьковского метрополитена, здоровье явно было железное. Что удивляло, так это полное игнорирование этого вопиющего нарушения общественного порядка (а именно так квалифицируется попрошайничество в официальных документах) сотрудниками милиции.

Пять часов в метро — это не шутки. Грохот, перепады давления, магнитные поля — всё это совершенно не чувствуется, если в метро пробыть полчаса-час, но на пятом часу пребывания под землей тошнота и головокружение дают о себе знать. Я уже хотел было прекратить эксперимент, как неожиданно моя «проводница» вышла на одной из станций и направилась к выходу. По дороге она переговорила с дежурной, которая с каменным лицом выслушала изрядно ароматизированную гражданку и пропустила её в служебные помещения у себя за спиной. Что она там делала, остается загадкой, но через десять минут она вышла и покинула подземелье. А дальше начались чудеса. Простояв десять минут на улице, несчастная попрошайка уселась в подъехавший микроавтобус с тонированными стеклами, причем дверь перед ней распахнулась, а не она ее открыла. То есть после тяжелого рабочего дня, труженицу подземелья явно ожидали. Позавидовав высокой культуре организации работы (журналистов с работы на машине не забирают), я отправился разыскивать того, кто смог бы мне рассказать, откуда в харьковском метро такое огромное количество попрошаек. А заодно и прояснить, почему сотрудники милиции ничего не делают для того, чтобы оградить пассажиров от общения с этими, зачастую дурнопахнущими и явно асоциальными элементами. Если мне кто-нибудь скажет, что милиционеры не могут их отличить от добропорядочных граждан, то я не поверю, ведь просят милостыню, как правило, одни и те же весьма запоминающиеся лица. Кроме того, их внешний вид прямо нарушает Правила пользования метрополитеном, в которых ясно сказано, что входить в метро в одежде, которая может запачкать пассажиров, запрещается. Жаль, что там ничего не сказано о том, что, нужно еще оберегать и обоняние пассажиров от столь сильных потрясений... Но я, кажется, отвлекся...

Поиски человека, который знает, как организован этот «бизнес», заняли довольно много времени. Но, спустя какое-то время, удалось-таки уговорить одного из тех, кто ежедневно выходит на охоту за «подземной капустой». Конечно, без определенных финансовых и бутылочно-жидкостных стимуляторов тут не обошлось, но что делать...

Мой собеседник, человек с весьма колоритной внешностью, идеально подходящей для его работы. Он вызывает в меру жалость и отвращение — как раз в идеальной пропорции для того, чтоб на «слезу давить». Представился он как Игнат... Ну, пусть будет Игнатом, неважно...

Первым я задал вопрос, который меня больше всего волновал:

— Игнат, скажи, почему от вас всех так жутко воняет? Ты что, бомж, и тебе жить негде?

— Я не бомж, у меня есть квартира... Просто нас заставляют, — чтоб люди жалели. Иногда приходится даже мочой обливаться, специально.

— А настоящих бомжей среди вас много?

— Нет никаких бомжей, я таких не знаю... Бомжи или алкоголики, такие, от которых спиртюганом несет, — им никто денег давать не будет.

— А те, кто просит деньги на лечение ребенка, у них даже справки есть с собой какие-то?

— Это цыгане, у них женщины должны зарабатывать — или воровством, или гаданием, или просить деньги должны. Мужчины у них не работают. Они отдельно как-то договариваются с ментами и с нашими... А справки — дай денег, и тебе любую справку напишут...

— Ну вот, заработал ты за день денег... кстати сколько?

— Когда как, иногда 50, иногда 100... Бывает больше. Это, смотря где ты работаешь, и в котором часу... Надо менять место, переходить с линии на линию, чтобы харя не примелькалась, а то подавать не будут... А иногда вообще ничего... Когда Президент приезжал, нас отовсюду выгнали...

— А с милицией приходится делиться?

— Это я не в курсе, это не я делаю... Мне говорят, куда выходить и сколько работать... Я и работаю... А вечером сдаю деньги...

— Но милиция тебя лично гоняла?

— Меня никогда. Я ж мирный, трезвый, никого не трогаю...

— А сколько тебе достается денег из того, что ты заработал?

— Смотрят, сколько я заработал. Но меньше 20 гривень за день я не получал...

— Как ты начал просить?

— Случайно... Знакомого встретил, он меня и привел к тем, кто всем заправляет. Хотя, я знаю, даже в газетах иногда печатают объявления — требуется на работу инвалид...

— Скажи, а есть ли хоть один настоящий нищий, тот, кому действительно нужны деньги, чтобы выжить?

— Я таких не знаю. У нас все строго, если кто-то залезет на чужую территорию, ему не поздоровится. Чужим иногда даже ноги ломают...

— А тебе деньги просить не стыдно? Мог бы работать, жить нормально...

— Только не надо меня учить! Я работаю и зарабатываю куда больше многих... И живу нормально!

Вот такой получился разговор. Выяснить, как я ни пытался, кто у Игната ходит в «хозяевах», не удалось. Не захотел он и познакомить меня с ними, а жаль, честное слово. Интересной могла оказаться беседа. Но одно я выяснил точно: деньги, которые достают из своих кошельков наши добросердечные граждане, идут в чьи-то явно бездонные карманы, а не на помощь страждущим и обездоленным. Так что, если уж очень припекло кому-то помочь, найдите им более достойное применение

Семен Тарасюк, для «Пятницы»

Информация по темам: погода, весна, прогноз, синоптик

Новости партнеров

Loading...

Новости Trembita.info

Последние новости

18:58

Часть попавших в зону аварии на Шатиловке домов подключили к теплу – вице-мэр Харькова

18:33

В Харькове одиозный судья добился возобновления уголовного дела против «обидевших» его силовиков

17:54

«Тепловые сети - это Вам не парк и не зоопарк»: депутат горсовета рассказал, почему стоит ждать масштабных аварий

17:15

На Южном вокзале открылась выставка солдатских фотографий (ФОТО)

16:34

На Харьковском авиазаводе запустят производство пластиковых окон

Архив

kharkov.comments.ua

block2

kharkov.comments.ua
Загрузка...

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

   © «Комментарии:», 2014

Система Orphus