Учитель Сергей Лифиц: «При подготовке к ЗНО учат не математике, а ставить галочки»

Учитель Сергей Лифиц: «При подготовке к ЗНО учат не математике, а ставить галочки»

В эксклюзивном интервью "Комментариям. Харьков" заслуженный учитель Украины Сергей Ліфіц рассказал, почему снизился уровень школьного образования, как юным харьковским математикам удается оставаться лучшими в стране и почему профессия программиста за 15 лет в корне изменится.

"Этого материала в ВНО не будет – мы его опускаем"

Мы встречаемся с заслуженным учителем Украины Сергеем Ліфіцем в Центре довузовского образования Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина. Здесь в научных кружках занимается 1,5 тысячи учащихся, из них около 800 детей – это юные математики.

Моего собеседника считают одним из лучших учителей математики в Украине – его ученики 22 раза завоевывали медали самой престижной международной математической олимпиады (IMO). В этом году команда Украины привезла из соревнования в Румынии 4 золотые и 2 серебряные медали, заняв четвертое место в мире – лучший результат за все годы независимости страны. И трое победителей (две золотые и одна серебряная медали) – воспитанники Сергея Александровича. Показали себя его ученики и во время ВНО – 7 человек из его класса получили 200 баллов по математике.

В 27 лицее (где учился сам, его жена и двое детей) Сергей Ліфіц начал выкладывать довольно поздно – в 38 лет. Перед этим он 15 лет занимался прикладной математикой в Лаборатории магнитной гидродинамики.

- Вы не раз говорили, что математическое образование в Украине находится полностью в разваленном состоянии. Как так получилось?

- Последние годы программа облегчается. Але катастрофическое падение уровня преподавания математики в школах началось после того, как ввели ЗНО.

- Разве ВНО не помогло победить коррупцию в системе образования Украины?

- Безусловно. В условиях нашей страны ВНО – единственный выход. Потому что все договаривались: медалисты писали работу под присмотром учителей, а уж про вузы я вообще не говорю – существовали факультеты, на которые честно поступить было невозможно. А благодаря ВНО одна моя выпускница учится сейчас в медуниверситете, на стоматфакультеті – там всего четыре бюджетных места было. Девочка из многодетной семьи, ни денег, ни связей совершенно точно нет. Если и есть какие-то лазейки, то благодаря ВНО это могут быть только единичные случаи на всю Украину.

- Тогда как ВНО повлияло на уровень математической грамотности?

- Работа учителя оценивается на 99%, как дети сдают этот экзамен. И поэтому в школах часто происходит следующее: "Этого материала в ВНО не будет – мы его вообще не проходим. Доказательств в ВНО практически нет – и мы не будем доказывать теоремы, достаточно формулировок. А мы будем учиться ставить галочки ". Покупают книги по подготовке к ЗНО и потом годами, даже в лучших школах, учат ставить галочки. Это приводит к катастрофе. Потому что научить ставить галочки все равно невозможно, а ничего другого детям не дают.

- Кто-то из чиновников понимает масштаб катастрофы?

- Это знают все: директор Украинского центра оценивания качества образования Вадим Карандий, министр образования и науки Лилия Гриневич и ее заместители. Даже министр иностранных дел Павел Климкин высказался по этому поводу. Возьмите отчеты специалистов центра оценки: факты, содержащиеся в них, это кошмар. И дальше так продолжаться не может, потому что математика – фундаментальная наука. Без нее мы даже сельскохозяйственной страной быть не сможем.

- Но еще 20 лет назад ситуация не была такой ужасной!

- У нас ругают советскую систему образования, але математике в Союзе учили очень хорошо – эта наука вне политики. Понятно, что в учебник по алгебре можно было втулить фразу о решение соединения XXVI съезда КПСС, но она не влияла на общее содержание. Кроме того, в Союзе даже тогдашнее руководство понимало, что математика является базой для создания и обслуживания военно-промышленного комплекса. Как сейчас это понимают в России – там последние годы усиленно занимаются математическим образованием, потому что нужно обслуживать армию.

- Но в России тоже есть ВНО ...

- Да, есть, там оно называется ЕГЭ. Но в России уже несколько лет, как отказались от тестов по математике. Большая часть задач - задачи, в которых надо писать полные решения.

- Что нужно сделать, чтобы сохранив ВНО, вернуть в школы математическая грамотность?

- ВНО можно проводить в различных формах. Важно увеличить количество заданий, где нужно писать развернутые решения. Потому что сейчас большая часть экзамена – это тесты. Со многими из них могут справиться восьмиклассники. Хорошо хоть, что с 2020 года ВНО по математике станет обязательным для всех выпускников. Видимо, нужны два уровня ВНО: базовый – в виде тестов, и углубленный – содержит задания, в которых нужно писать подробные решения. Для поступления на математические и естественно-научные специальности ЗНО углубленного уровня должно быть обязательным. Сложности с набором не должны быть отговоркой.

Сергей Ліфіц воспитал 22 медалиста самой престижной олимпиады мира

"Математик сделает лучше"

- Многие родители считают, что значительная часть школьных знаний их детям в жизни не пригодится. В частности том, кто выберет гуманитарное направление. Дайте ответ просто: зачем математика всем?

- Для правильной постановки мозга, развития логического мышления. 70% того, что проходят в школьном курсы математики, в реальной жизни не нужно. Але, только усвоив школьный курс математики, можно научиться думать. Иногда на математических конференциях участникам раздают футболки, на которых написана фраза "Математик сделает лучше". Мой тесть, который много лет возглавлял кафедру математической физики на мехмате, был убежден, что математик с любой задачей справится эффективнее (за исключением копания ям лопатой – там наука вряд ли поможет). А все остальное... У меня сейчас делают ремонт на балконе стяжку нужно положить 2 м2. Второй день рабочие этим занимаются, потому что не смогли рассчитать, сколько нужно цемента.

- Строительство – это понятно. А как же такие высокие сферы как музыка, например?

- На Западе на концертах классической музыки половина зала – математики. Они очень любят Баха, я его тоже постоянно слушаю. И не случайно в Средневековье курс образования, включавший квадриум, куда входила и математика, и музыка. Лингвистику без математики изучать невозможно. Или возьмем школьный курс геометрии. Большинство людей в жизни сталкивается с наукой только тогда, когда их дети начинают изучать этот предмет. Но человечество не придумало лучшего материала, на котором можно было бы научить логике. Среди математиков очень мало людей, которые верят в потусторонние вещи: логика это не объясняет, соответственно этого не существует.

- Уже не говоря о том, что без математики невозможна одна из наиболее востребованных сегодня профессий – программирования.

- Проблема заключается в том, что научиться простейшего программирования можно без всякой математики. Другое дело, что через 10-15 лет малоквалифицированные программисты будут не нужны – уже сегодня компьютерной компьютеры делают часть их работы. В прошлом году в Индии, где больше всего программистов в мире, количество этих специалистов сократили на 40 тысяч, в этом году по прогнозам уволят еще 60 тысяч человек. Теперь нужны высококвалифицированные программисты, которые разрабатывают алгоритмы, которые научат компьютерной компьютере работать вместо низко квалифицированных программистов.

"Зависимых от смартфона к себе в класс не беру"

- Чем же еще, кроме математики, тренировать мозг?

- В царской России в гимназиях изучали латынь – мертвый язык, строго построена. Она выполняла ту же роль, что и геометрия – развивала логическое мышление.

- А шахматы?

- Они тоже учат мыслить, уметь просчитывать варианты полезно. В нашу школу приходить много детей, которые играют в шахматы. Но если они хотят чего-то добиться, эту игру обычно оставляют. А если в качестве досуга – конечно лучше, чем в "стрелялки".

- Компьютерные игры – это проблема?

- За последние 10 лет в моих классах все случаи, когда ученик, который хорошо учился, вдруг переставал усваивать знания, были связаны либо с играми, либо с погружением в соцсети. Ребенок, безусловно, должна научиться пользоваться гаджетами, но до определенного возраста не в состоянии контролировать дозу.

- Как вы боритесь с этим злом?

- Конечно, проблему надо решать в рамках всей школы или даже на уровне министерства. В частных школах, например, в школе Бойко, дети сдают смартфоны на входе. У нас в лицее дети, к сожалению, играют, но не в моих классах. Ученики знают мое отношение к этому, с каждым ребенком, которая идет ко мне в класс, я обсуждаю этот вопрос. Если он не может отказаться от смартфона – я его просто не беру. Я занятой человек и не хочу тратить время на бесполезную работу. Пусть лучше дети на ушах стоять на перемене и сбрасывают энергию, но не играют на смартфонах.

Нынешняя команда юрих математиков на международной олимпиаде в Румынии

Для развития важно окружение

- Есть образ типичного математика?

- Все мои воспитанники – совершенно разные, нормальные дети, которые от решения сложной задачи получают удовольствия больше, чем от остальных. Скорость мышления как раз не определяет качество, у меня большинство сильных учеников довольно медленно размышляют. А ось по-настоящему важная черта, без которой вообще ничего не бывает, это умение долго думать над одной проблемой. Я говорю детям, что это нормально, когда нерешенная задача – как заноза в заднице весь час раздражает.

Мой ученик Нго Нгок Тхай Шон (трижды призер международной олимпиады, в этом году завоевал золото), с раннего детства над одним и тем же задачей мог думать часами. Дают в летнем математическом лагере на день 6 задач. Он решил почти все, а какая-то не получается. У большинства детей – не получается, значит, не получается. А Шон посидел над ней несколько часов, потом искупался в реке, поиграл в бадминтон, еще часок посидел над задачей ... И так, пока не решит.

- Отслеживаете ли вы на олимпиадах сильных учеников, приглашаете к себе?

- В Малом Каразинском университете я работаю с 2001 года, и весь мой опыт говорить, что если ребенок не попадает в сильную школу, то не прогрессирует. Базой для любой подготовки является школа. Если в школе все плохо, то никакой кружок по математике не спасет. Потому что, чем взрослеет ребенок, тем больше олимпиадные задачи похожи на школьные, только сложнее, намного содержательнее.

- Важные сильные преподаватели?

- Не только. Несколько лет назад мы в Малом университете набрали после олимпиады "Научные старты" две группы – в одной дети со всего города, в другой – из Харьковского физико-математического лицея №27. Сначала разница была небольшая – и здесь хорошие детки, и там. В течение года учащиеся лицея с развивались, общались между собой и заряжали друг друга энергией. А во второй группе через некоторое время у детей погасли глаза, им стало неинтересно. Очень важное среду, где производится менталитет.

Поэтому всем родителям, которые жалуются на то, что им далеко возить ребенка в хорошую школу, отвечаю: преодолевайте сложности. Если вы этого не сделаете это, пока ребенок в 5 классе, дальше ничего не получится.

- С какого возраста имеет смысл серьезно заниматься математикой?

- Наверное, с пятьдесят пятого класса. Хотя результаты олимпиад за 5-й и 6-й классы обычно ни о чем не говорят. Вполне возможна ситуация, когда "первые станут последними" - дети, которые показали блестящие результаты в 5 классе, потом могут просто погаснуть. И наоборот. Одна из моих лучших учениц, ныне – учитель 27 лицея Анастасия Лысакевич в 6 классе была еще никакая, а в 8 классе у нее уже был диплом II степени всеукраинской олимпиады. Позже она завоевала серебряную медаль на Международной математической олимпиаде.

Кузница лучших математиков страны

- Как вам удается удерживать лидерство на олимпиадах по математике в стране?

- Харьковская область занимает первое место в Украине – на последней Всеукраинской математической олимпиаде с 12 дипломов I степени мы получили 9. В Украине развита система олимпиадных кружков, к сожалению, только у нас. В Киеве идет очень бурная олімпіадне жизни, но там, вместо того, чтобы учиться, большую часть часов соревнуются. А такого городского кружка, где могли бы учиться дети со всего города, до последнего времени не было. В других городах все еще хуже.

- Кто готовит детей к соревнованиям?

- Большую часть кружков в Малом университете ведут бывшие олимпиадники, мои ученики. Мои дети, к сожалению, рано или поздно уезжают из страны, но в отличие от киевлян, которые стремятся покинуть Украину практически сразу после школы, харків'яні здесь хотя бы бакалавриат заканчивают. И эти 4 года занимаются со школьниками. Без них олимпиадных успехов не было бы. Очень много работает с олімпіадниками Лысакевич Анастасия. Поступив в университет, она с первого курса начала заниматься с детьми. У нее точно была возможность уехать куда угодно, но она не хотела. Ей интересно работать со школьниками. Анастасия может придумывать задания для детей хоть до 3 часов ночи.

- Где получают высшее образование ваши воспитанники?

- Большинство, как я уже говорил, в Украине. Многие поступают на факультет математики и информатики в ХНУ им. Каразина. Весной я выпустил класс, в котором учились три призера международной олимпиады по математике. 7 учеников получили 200 баллов по ВНО с математики. Половина детей из этого класса ушли учиться в ХНУ на факультете математики и информатики. Благодаря этому проходной балл на специальность "Математика" в этом году был выше 195 баллов. Для этих ребят создали специальную группу. Им сейчас достаточно тяжело, потому что на них "набросились" преподаватели, которые лет 15 не видели сильных студентов в таком количестве.

Сергей Ліфіц со своими учениками - першокусниками факультета математики и информатики

- А если за рубежом?

- Едут в основном в аспирантуру – в той же Массачусетский технологический институт (MIT), это лучшее место в мире для занять прикладной математикой. Моя ученица, двукратный призер международной олимпиады Соня Дубова, студентка 4 курса, которая тоже в Малом университете занимается с детьми, скорее всего, продолжит свое обучение в Гарварде – ее туда пригласили. Те, что мои дети едут – очень больно, но здесь им, увы, делать нечего. И это самое страшное.

Не женское дело?

- Почему на математических олимпиадах так мало девушек? Ведь представительниц слабого пола много среди ученых-математиков, экономистов, служащих банков, программистов?

- По статистике, на международной олимпиаде девочек – 10%, с 600 человек около 60. В Украине как раз девочек довольно много – почти половина моих воспитанников, которые завоевали медали IMO, девочки. Не раз случалось, что в украинской команде мальчиков и девочек было поровну.

- Девочки справляются на олимпиадах со стресом не хуже мальчиков?

- По-разному. Моя дочь, Татьяна Щербина, призер международной олимпиады 2003 года, плохо справлялась с волнением. Впрочем, это не помешало ей стать очень хорошим математиком: сейчас она преподает в Принстонском университете. А серебряная медалистка международной олимпиады этого года Алина Гарбузова довольно легко справлялась с волнением и показала на олимпиадах результаты даже лучше, чем мы ожидали.

Хотя и сейчас встречаются люди, которые считают, что удел женщины – семья, дом, дети. У меня было несколько случаев, когда родители возражали, чтобы девочка шла к нам в лицей, потому что "зачем оно ей надо, она девочка – пусть лучше готовить учится".

Слова "Ребенок перегружена" в Азии не звучать

- Дети из каких стран – самые серьезные соперники ваших учеников?

- В основном это азиаты – Китай, вьетнам, Сингапур, Гонконг, Южная Корея. В Европе среднее образование плохое – там все построено на том, чтобы дети не перенапружилися. И мы, к сожалению, это перенимаем.

- А в США?

- Там тоже, за исключением престижных школ, ситуация не очень хорошая. Если взять команду США или Канады на международной олимпиаде, то там, чаще всего, 5 китайцев и, например, один индус. В Азии все построено на том, чтобы если ты хочешь сделать карьер карьеру и чего-то добиться в жизни, ты должен учиться. У тех же китайцев рано происходит отбор, и наиболее способных детей отправляют в интернаты, где они занимаются с утра и до позднего вечера. Никто не говорить, что дети перегружены – ты сделал свой выбор, не хочешь – возвращайся обратно в провинцию. А хочешь добиться чего-то – работай. Так, многие потом едут в США, Канаду, потому что там легче жить, больше перспектив, кто бежит от политического режима. Але слова "ребенок перегружена" в Азии не звучать, более того, на родителей посмотрят как на сумасшедших – конечно, дети должны много работать, чтобы добиться успеха.

- Как же получается, что в США при низком уровне школьного образования так высоко развита наука?

- По словам моей дочери, разница между украинскими студентами и студентами одного из лучших университетов мира – в Принстоне, в мотивации. Начальный уровень знаний не очень сильно отличался (по крайней мере, еще несколько лет назад), но любой студент Принстона уверен, что от его учебы зависит будущая работа, зарплата. Или есть какая-то связь между успехами в учебе и дальнейшей кар'єрою в Украине? Никакой. Карьер барьерной лестницы вообще не существует. Это приводит к тому, что наши студенты не работают по специальности, а американские становятся ведущими специалистами в мире.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях в Харькове и области!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите
Поделиться